lautlesen (lautlesen) wrote,
lautlesen
lautlesen

Categories:

Эффект Хироо Оноды.

Эффект Хироо Оноды, и его влияние на проявление патриотизма. ч3.
Авт. Цвершиц Андрей

Вакаяма. Прощание с родственниками. «Пиши мамо сразу в плен…»
Декабрь 1944 года. Хироо Онода приезжает в Вакаяму в родительский дом. Кроме того, что бы увидеть родителей, братьев и сестер возможно в последний раз, Онода хотел взять несколько семейных реликвий «на память».

Первое – кинжал (кайкен)передававшийся в семье по материнской линии. Онода – матери: «Отдай мне кинжал, который ты хранишь в ящике своего комода».
На что мать Онода Тамаэ торжественно вручив кинжал сказала: «Если тебя захватят в плен, используй его чтобы убить себя!»
На что как добропорядочный сын почтенной матери Онода поклонился и … подумал: «Я не покончу с собой, даже если меня возьмут в плен. Поступить так означало бы не выполнить свой долг секретного агента. А кинжал мне нужен просто для самозащиты».
Примечание. Кинжал благополучно переживет все приключения «секретного агента» Оноды, и будет возвращен в семейный комод родителей в 1974 году.
Второе – отцовская бамбуковая трубка для благовоний. Длинна 30 сантиметров, с пробкой из черного сандалового дерева с росписью на боковых поверхностях, японская ручная работа... J
Хироо Онода решил её просто присвоить, забрав с отцовского комода из металлической курильницей. Но одумавшись все же как примерный сын спросил разрешения у матери.
Получив одобрение от неё, осуществил задуманной.
Братья Оноды узнав о сем наборе предметов пришли к некоторым умозаключениям, Хироо надумал пыхнув на дорожку окурившись благовониями совершить самоликвидацию сеппуку. На что Хироо пришлось заверить братьев что предметы нужны ему для напоминания о родном доме, а не уклонения от фронта.

6 декабря 1944 года. Хироо Онода встречается с младшим братом Шигео. В это время Шигео Онода проходил подготовку в школе воздушной разведки в звании второго лейтенанта и проживал в Ясимате, префектура Чиба к востоку от Токио. Вместе братья Онода организуют скромный прощальный ужин в ресторане в Чиба.
На утро 7 декабря 1944 года Хироо Онода на железнодорожном вокзале прощается со страшим братом Тадао. Онода отбывает в Футумату для отправки на Южный фронт диверсантом-шпионом «секретным агентом».
Долгий путь к Филиппинским островам.
8 декабря 1944 года группа выпускников включающая Х.Оноду получает приказ следовать на аэродром Уцуномия (90 км. от Токио) для погрузки в транспортный самолет.
Из-за произошедшего землетрясения группа задерживается в дороге и прибывает на место ночью. Но по прибытии выясняется, что транспортный самолет тип 97 (он же армейский тяжелый бомбардировщик Ки 21) выведен в ремонт на несколько дней.

Тем временем 13 декабря 1944 года американские войска высадились на острове Миндоро в Сан-Хосе.
18 декабря 1944 года группа из 22 человек на трех транспортных самолетах (один тип 97 (Ки 21) и двух тип 100 (Ки 57) отбывает в Тайпей (Тайбей, о.Тайвань). Из-за плохих погодных условий была совершена посадка на Окинаве и задержаться для дополнительного ремонта транспортного самолета на три дня.

В итоге группа прибывает на базу Кларк (Филиппины) 22 декабря 1944 года. Весь путь из Японии составил шесть дней.
По прибытии группе надлежало связаться с Особым Разведывательным Дивизионом 14-й территориальной армии. Встречающие группу лица офицеры Масару Симода и Кусуо Цутихаси немедленно отбыли в Манилу для доклада в штабе дивизиона и за грузовиком для вновь прибывших.
Из-за авианалета встречающие вернулись на грузовике из Манилы 23 декабря 1944 года.
24 декабря 1944 года группа выпускников из школы Накано отправилась с базы Кларк в Манилу на грузовике.
Примечание. В этот день произошло интересное событие. С американского бомбардировщика В-24 были сброшены рождественские открытки для филиппинцев, с изображением ягненка и текстом по-английски "Теперь мы на юге Тихого Океана, надеемся отпраздновать Новый Год вместе с вами!".
На что Онода, заскрежетал зубами и сказал "Дураки! Идиоты! За кого они себя принимают?" (愚か者! ばか! 彼らは誰のために自分自身を取りますか?) Но как же в биографических справках указывается отличное знание Хироо Онодой как китайского, так и английского?? Или не всё что пишется биографиях Х.Оноды соответствует действительности?

Месторасположение Особого Разведывательного Дивизиона в Маниле находилось в двухэтажном здании Института естественных наук.
Командиром разведывательного дивизиона являлся майор Йошими Танигучи. После передачи сопроводительных документов, были отданы первые указания по распределению состава группы диверсантов по армейским частя для дальнейшего выполнения задания.
Шесть человек (включая Хироо Оноду) направлялись в «бригаду Суги» (杉兵団 Суги-хейдан, 8-я дивизия из Хиросаки, на Филиппинах штаб размещался в Липе). Эта бригада была ответственна за оборону западной центральной части острова Лузон, от Назугбу до Батангаса.
В ночь на 26 декабря 1944 года шестеро диверсантов вместе с майором Танигучи выехали из Манил в месторасположение «бригады Суги» в Липу на грузовике. Описывая поездку Хиро Онода дает некоторое краткое пояснение внешнего вида всех пассажиров грузовика: «Одетые в летнюю форму, с мечами, пистолетами в кобуре и биноклями, мы шестеро выглядели как обычные армейские офицеры, но майор Танигучи носил форму филиппинской Территориальной Полиции и альпинистскую шапочку». Как мы видим в снаряжении присутствует «пистолетная кобура». (И содержала она явно не кусок тофу).
27 декабря 1944 года группа приезжает в штаб дивизии (8-й) перед рассветом.
В штабе дивизии находились ряд офицеров: подполковник Мотояма из стратегического командования, майор Такахаши Ёшиюки из корпуса связи 8-й дивизии, капитан Ямагучи из резервного эскадрона, старший лейтенант Кусано из разведывательного дивизиона и другие.
После совещания майор Танигучи и майор Такахаши произвели распределение диверсантов по отдельным подразделениям. Группа из шести человек прибывших диверсантов разделялась по двое.
Вторые лейтенанты Сигеро Моригучи и Сигеичи Ямамото были назначены возглавлять пятьдесят бойцов в атаке на Сан-Хосе. Вторые лейтенанты Син Фурута и Ичиро Такаку отправлялись руководить партизанским отрядом на острове Миндоро.
Наступила очередь и второго лейтенанта Хироо Оноды. Майор Такагаши сказал: «Офицер Онода направляется на остров Лубанг, и возглавит партизанские действия гарнизона острова».

Приказ полученный вторым лейтенантом Онода. «Кто сказал: Мяу!?... А кто: Гав!?»
Вопрос кто и когда отдал Оноде приказ «Не сдаваться» и его содержание, практически не изучается. А между тем прямой непосредственный приказ звучал несколько иначе чем общепринято приводить в хвалебных «статьях» о «носителе духа бусидо». Ниже приведенный текст приказа, а вернее как он составлен стал одной из причин начальственного бессилия офицера Оноды как офицера.
И так:
«Майор Такахаши написал приказ в гарнизон Лубанга и заверил его печатью командира 8-й дивизии, генерал-лейтенанта Йокогамы и сказал: «Я телеграфирую им приказы, но возьми это с собой на всякий случай.»
В приказе говорилось: «Командиру гарнизона Лубанг развертывать другие дивизионы и подготовиться к партизанским действиям. Этот приказ не касается групп под руководством старших офицеров. Офицер Хиро Онода направлен для возглавления партизанских действий».

Это и есть отданный Оноде приказ, в письменной форме.
То есть второй лейтенант отправлен помогать действующим командирам подразделений организовывать партизанские отряды, но без права отдачи самостоятельных приказов. (Министр без портфеля, чемодан без ручки, уличный сортир без двери и т.п.).
Онода: «У меня был приказ возглавить партизанские действия солдат, но не командовать ими. Я мог сказать им как что делать, и заставить их делать именно так, но право решать, вести ли им партизанскую борьбу, принадлежало их непосредственным командирам. В последовавшие за тем дни, эта нехватка полномочий стала для меня ужасной обузой».
И позднее все еще более усугубилось, так как в гарнизоне о.Лубанг все офицеры имели одинаковое и равное звание «второй лейтенант». Японская военная бюрократия J

Последовал и устный уточняющий приказ.
Когда Х.Онода прочитал документ, майор Такахаши сказал: «Наша задача – помешать противнику атаковать Лусон. Ваша первая задача – уничтожить на Лубанге аэродром и пирс в гавани. Если противник высадится и попытается использовать аэродром, уничтожить самолеты и убить экипажи».

Кроме того, Х.Оноду на месте известили, что напарника в нелегком деле у него не будет.
Второму лейтенанту Мисао Ямадзаки зачитано назначение остаться в штабе дивизии в качестве резервного пополнения. На этом отдача приказов завершилась.
Новоприбывшим, полагалось отчитаться перед командиром дивизии генерал-лейтенантом Шизуо Йокояма (横山静雄 中将).
Но кто же отдал приказ «Не сдаваться» Хироо Оноде!?
В этот момент в штаб 8-й дивизии приехал генерал-лейтенант Акира Муто, начальник штаба 14-й Территориальной Армии. Возвращаясь с инспекционной поездки он заехал в штаб дивизии и прибывал в командирской комнате.
И генерал Муто не был бы генералом если бы не толкнул речь для «зеленой молодежи», зыркнув на присутствующих, он изрек: «Я знал, что вы скоро приедете, но думал, что буду слишком занят, чтобы вас увидеть. Я рад, что мне удалось встретить вас. Сейчас война идет для не очень удачно для нас. Важно, чтобы вы приложили все усилия, чтобы выполнить свои приказания. Ясно? Я не шучу».
От такого внимания присутствующие офицеры получили ободрение и были готовы дружно заорать «Банзай!» персонально генералу Муто.

Но были вовремя остановлены Муто: «Обо мне не беспокойтесь. Вы уже отсалютовали Его превосходительству начальнику штаба».

Высмотрев в толпе самого молодого офицера, Хироо Оноду, генерал решил приободрить его индивидуально:
«Вам категорически запрещается умирать от своей руки. Может понадобиться три года, может понадобиться пять лет, но, что бы ни случилось, мы за вами вернемся. До тех пор, пока у вас остается хоть один солдат, вы – его командир. Вам, может, придется питаться кокосами. Если так – питайтесь кокосами! Ни при каких обстоятельствах на отдавать свою жизнь по собственному желанию».

На что, Хиро Онода мог сказать только бодрым голосом: «So genau! Mein Anführer!» «Хай!» (яп. Есть!)
В этот момент второго лейтенанта или переклинило на субординации и почитании вышестоящего начальства (что маловероятно), либо позднее появилось оправданием своим действиям идущим в разрез с установками данными ему в школе Накано (о допустимости сдачи в плен с целью дезинформации противника).

Онода: «Я снова вспомнил, чему меня учили в Футамате, и поклялся себе, что исполню данный мне приказ. Вот я, младший офицер, получаю приказ прямо от командующего дивизией! Такое не могло случаться часто, и я был вдвойне впечатлен легшей на меня ответственностью. Я сказал себе: «Я справлюсь! Даже если у меня не будет кокосов, даже если мне придется есть траву, я справлюсь! Это мои приказы, и я их исполню!» Теперь это звучит странно, но тогда это было всерьез».

Далее следуют противоречащие сами себе измышления:
«Большинство гражданских не знает, что армейские приказы должны отдаваться непосредственным командиром. Офицеры, имеющие право отдавать приказы - это командир дивизии, командир полка и командир роты.

Командиры взвода или командиры отделения не более чем помощники командира роты, и отдаваемые ими приказы лишь обеспечивают выполнение отданных командиром роты приказов.
Если солдат стоит на часах по приказу своего командира, а офицер из другого подразделения приказывает ему делать что-то еще, часовой не обязан подчиняться.

Он должен сообщить офицеру, что он стоит на часах, и не может оставить свой пост, кроме как по приказу своего командира. Это так, даже если этот офицер – генерал».
Все вроде верно. Приказы отдаются вышестоящими офицерами младшему комсоставу и далее ниже.

Но тут воображение Оноды делает пируэт и…:
«В Футамате мне было приказано служить вместе с 14-й Территориальной Армией, а затем я был назначен в бригаду Суги (8-я дивизия).
Моим непосредственным командиром был командир бригады Суги, который отправил меня на Лубанг. Майор Танигучи и майор Такахаши имели право инструктировать или направлять меня, но не имели права изменить приказ генерал-лейтенанта Йокогамы».

В этом случае Хироо Онода не имел права выходить из джунглей и прекращать жрать кокосы (который собственно он нарушил, потребляя бананы, рис отобранный у филиппинцев и говядину. Кокосы – значит кокосы!).
Ему был отдан приказ «Не сдаваться» генерал-лейтенантом Акира Муто  ( 武藤 , повешен 23 декабря 1948 года, целенаправленные указания приведшие к "Нанкинской резне", а так же за приказы о казнях и пытках филиппинцев, интернированных лиц и карательных мерах применяемых к местным партизанам).

Или же это был не приказ, а наставление начинающему офицеру, который он интерпретировал согласно своему душевному состоянию.
Забыв всё чему учили в школе Накано ...
(продолжение следует)

копирайт на текст © Цвершиц Андрей / lautlesen.livejournal.com
Tags: Оставшиеся 残留, Японские диверсионные спецподразделения , Японское стрелковое оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 5 comments