lautlesen (lautlesen) wrote,
lautlesen
lautlesen

Category:

Эффект Хироо Оноды.

Эффект Хироо Оноды, и его влияние на проявление патриотизма. ч4.
Авт. Цвершиц Андрей
Остров Лубанг. Место, где много-много… говядины.
27 декабря 1944 года. Второй лейтенант Хироо Онода получив приказы (письменном и устном виде) о развёртывании партизанских действий на острове Лубанг, а также «напутственное наставление» от генерал-лейтенанта Акиры Муто, возвращается в офицерскую комнату. Его ожидали майор Танигучи, майор Такахаши и капитан Ямагучи.
Видя несколько растерянное состояние Оноды, старшие офицеры решили немного отвлечь его от обрушившихся на него дилемм.

Майор Такахаши увидев Оноду засмеялся и сказал: «Онода, ты удивишься, какое угощение припасено для тебя на Лубанге. Почему? Потому что это подразделение – лучшее во всей японской армии!» (Это был сарказм. Подразделение было мягко говоря не в лучшем состоянии. Но об этом далее.)
Майор Танигучи с укоризненно глядя Такахаши, сказал: «Он шутит».
Капитан Ямагучи улыбаясь постарался смягчить ситуацию насколько возможно: «В любом случае, Лубанг очень хороший остров, таких, как он, немного. Там всегда много еды, Онода. По крайней мере об этом не нужно беспокоиться.» (Или есть у кого её отобрать «для нужд армии Империи».)
Майор Танигучи уже серьезным тоном продолжил: «Те из вас, что готовились к ведению секретных операций, должны были командовать иностранными войсками в тылу врага. Вы должны почитать это за честь, Онода, что вы возглавите солдат Его Величества.» (Здесь мы можем видеть, что в задание Оноды входило не только организация партизанских действий из отрядов японской армии, но и привлечение «иностранных войск» из филиппинских жителей острова. Что Онода и подтверждает, ниже в тексте.)
Онода. «Нас действительно тренировали организовывать и возглавлять иностранных солдат в тылу противника. Быть поставленным во главе японских солдат было привилегией. Они по крайней мере понимали мой язык».
Примечание. В ноябре-декабре 1944 года японской оккупационной администрацией из этнических филиппинцев была создана вооруженная организация Макапили – «Makabayang Katipunan ng mga Pilipino» (Патриотическая ассоциация филиппинцев). Японское наименование «Патриотическое общество Хидзима (Филиппин)» - 比島愛国同志会. Набор осуществлялся из членов фиктивной партии Ганап (ответвления сакдалистов) и лояльных к японцам филиппинцев задействованных в вербовке местной рабочей силы и организации строительных работ, а так же в обслуживании инфраструктуры.

Основная цель организации оказание военной помощи императорской японской армии, в обеспечении охраны тыла от антияпонских повстанцев. Члены Макапили должны были иметь структуру и полномочия аналогичные японской армии (за исключением тяжелого вооружения), звания лидеров организации равноценными японским армейским. (Что никогда не было достигнуто.) Основатели Бениньо Рамос и Артемио Рикарте. Участники организации в количестве от 4000 до 6000 человек (по японским сведениям – 5000 человек) прошли японскую военную подготовку и использовались в качестве солдат, шпионов и диверсантов, доносчиков и информаторов. Обвинялись в участии в зверствах японцев на островах (пытки, казни как местного населения, так и партизан). При проведении карательных акций закрывали свои лица традиционными шарфами, называемыми байонг, чтобы их не узнали соотечественники. В послевоенное время преследовались как «изменники родины» Филиппинскими властями.
Далее майор Танигучи показывает Оноде две карты Лубанга: «Неважно, насколько трудно будет вести партизанскую кампанию, ты должен хорошо подумать, прежде чем двигаться на другой остров". (То есть эвакуация Оноды на соседние острова Амбил, Кабра, Голо или другие более удаленные, не являлось отклонением от плана действий или «отступлением».)

Примечание. Остров Лубанг расположен в 115 километрах (на юго-запад) от Манил и в 20 километрах от острова Миндоро, составляет группу островов с тремя малыми островами Амбил, Кабра и Голо. Остров Лубанг вулканического происхождения покрыт густой растительностью джунглей, характер ландшафта – холмистый, наивысшая точка возвышенностей  - гора Маунт-Гоатинг (417 метров над уровнем моря), длина острова 30 километров, ширина -8,5 километра, площадь - 185 км².

Майор Танигучи видя какие затруднения вызывают имеющиеся крупномасштабные карты (масштабом 500000:1 и 25000:1) дает Оноде распоряжение:
«Загляни в штаб дивизиона по дороге в порт, я дам тебе карту по данные аэрофотосъемки, снятой после постройки аэродрома». (Фотографии острова Онода так и не получит, отправившись в путь без них.) Забрав двоих диверсантов для гарнизона Миндоро майор Танигучи уходит.
Онода отправляется на артиллерийский склад дивизиона и получает необходимое для выполнения задания снаряжение - динамит, мины, ручные гранаты, взрыватели и саперное оборудование, и организовывает погрузку на грузовик.
Оставшееся время Онода посвящает изучению обоих карт разложенных на полу филиппинской хижины. (Любезно предоставленной японским военным местными жителями.)
30 декабря 1944 года второй лейтенант Онода получает от майора Такахаши пять тысяч иен в оккупационной валюте на покрытие расходов на транспортировку груза, приобретения продовольствия и прочее. Покинув штаб дивизии Онода на груженом взрывчатой и снаряжением грузовике отправляется к причалу в гавани Манилы.
Его сопровождает сержант Судзуки и еще шесть человек. Людям под командованием Судзуки поручено забрать с аэродрома Лубанг остатки авиационного топлива (самолеты были перебазированы на Лусон, но топливо, авиационные боеприпасы и часть обслуживающего персонала всё ещё оставались на острове).
Доставка грузов на Лубанг выполнялась парусно-моторной лодкой «Сейфуку Мару» водоизмещением в 50 тонн с филиппинским экипажем.
Здесь происходит интересная сцена с диалогом между Онодой и капитаном судна:
Онода: «Я сказал ему, что мой груз состоит из взрывчатки, и он может отказаться брать ее на борт, если хочет. Майор Такахаши сказал мне, что если капитан действительно откажется, за мной пришлют военное дизельное судно». (Онода ищет возможность уклониться от выполнения задания?)
Но капитан филиппинец не отказался от опасного груза:
«Я не против взрывчатки» - крикнул капитан,- «но тебе нужно получить разрешение в канцелярии порта.»
Онода пошел добывать разрешение. Лейтенант ответственный выдачу документов спросил Оноду: «Ты собираешься оставить взрывчатку на Лубанге и вернуться на лодке?»
«Я не вернусь»- ответил Онода. – «Я отправляюсь на Лубанг, чтобы использовать эту взрывчатку».
Судно «Сейфуку Мару» вышло из гавани Манилы 30 декабря 1944 года в 21-00. По пути следования в бухту Тилик острова Лубанг, второй лейтенант Онода в беседе с капитаном филиппинцем получает важную информацию… о продовольственной ситуации на селе:

Капитан: «Однажды, когда я ехал в Манилу за бензином, я видел лодку, идущую с Лубанга. На ней было множество коров, лежащих на палубе со связанными ногами. У тебя не будет проблем с едой на Лубанге!»
Между тем Онода грезил не о победе над «надменным врагом» и выполнении задания: Онода: «Если меня убьют, то меня будут почитать как бога в Храме Ясукуни, и люди будут поклоняться мне. Это не так уж плохо».
На рассвете «Сейфуку Мару» прибывает в порт Тилик и пришвартовывается к пирсу (который был должен взорвать второй лейтенант Онода).
Оборонительные мероприятия гарнизона. Сокровищница боевого духа сынов Ямато или Некуда бежать.
31 декабря 1944 года. Остров Лубанг. Онода в сопровождении капитана «Сейфуку Мару» и сержанта Судзуки высадившись на пирс бухты Тилик отправляются на поиск командующего гарнизоном. На грузовике проехав с западной части острова в город Лубанг сделали попытку разыскать командира аэродромного гарнизона второго лейтенанта Суехиро. Но были направлены на аэродром, который находился в западной части острова. Так как дорога проходила вдоль береговой линии, грузовику с пассажирами пришлось проделать значительный путь по окрестностям.
Найдя второго лейтенанта(!) Суехиро и узнав местонахождение командира гарнизона острова второго лейтенанта(!!) Хаякава второй лейтенант(!!!) Онода отправился уже к нему для вручения пакета с приказом из 8-й дивизии. (Тут много «вторых лейтенантов», как «Донов Педров в Бразилии». Но о Бразилии потом. J)
Примечание. Численный состав японского гарнизона на о.Лубанг (Филиппины) на декабрь 1944г. (к началу военных действий 26 февраля 1945 г.):
Гарнизон острова - один взвод 357-го отдельного полка. Командир гарнизона – второй лейтенант Хаякава Шигенори, численный состав – до 50 человек;
Гарнизон аэродрома. Командир – второй лейтенант Суехиро, численный состав – 24 человека;
Радарное отделение. Командир – второй лейтенант Татегами.
Отделение воздушной разведки. Командир – второй лейтенант Танака, численный состав (включая радарное отделение) – до 17 человек;
Отряд моряков (швартовая команда на пирсе в бухте Тилик). Без командования, численный состав – 7 человек;
Группа авиатехнического персонала. Командир – второй лейтенант Осака, численный состав – 55 человек;
15-ое и 16-ое отделение береговой обороны. Командир – капитан Тсукии Садакичи (общее командование), командир 16-го отделения лейтенант Уено, численный состав – 40 человек. На остров прибывает непосредственно перед началом боев 1 февраля 1945 года для противодействия десантной операции американского флота в манильской бухте. Вооружение - взрывающиеся катера для «специальной атаки» - «Синьё».
Итого: 193 человека.
В это время второй лейтенант Хаякава Шигенори со своим взводом находился в казармах гарнизона у основания горы Амбулон. Помещениями для казармы служили хижины местных жителей (любезно предоставленные японским военнослужащим). В близи хижин японские солдаты отрыли неглубокие траншеи для укрытия от обстрела с воздуха.
Онода нашел второго лейтенанта Хаякава перед казармой и вручил свои бумаги.
Трудности перевода. Когда вас не ждали, а вы припер… пришли.
Ознакомившись с приказом второй лейтенант Хаякава озадаченно посмотрел на Оноду, и спросил: «Они хотели сказать «лодки»?
«Какие еще лодки?» - переспросил Онода.

Второй лейтенант Хаякава смотрел на Оноду озадаченно и растерянно.
Дело в том, что при шифровке ранее переданных гарнизону острова сообщений штаб использовал термин обозначающий «партизанские боевые действия» - «Югеки-сен» (сен – «боевые действия»). В сообщении, в котором говорилось, что второй лейтенант Онода отправлен с целью руководства «партизанскими боевыми действиями», было понято командиром гарнизона как эвакуационные мероприятия под руководством прикомандированного лейтенанта при помощи неких «партизанских лодок».
В рамках подготовки «эвакуации гарнизона» второй лейтенант Хаякава подготовил десяток маленьких лодок (любезно предоставленных японским военнослужащим местными жителями), и их спрятали в ближайшей бухте, полагая разместить в каждой по пять человек. (Интересно в лодки предполагалось вместить 50 человек, а гарнизон состоял из 193!?)
У второго лейтенанта Оноды от такого проявления «решительности перед лицом врага» пропал дар речи.
Гарнизон планировал несокрушимо отступать. (Делать ноги огородами.)
Онода: «Эти люди не хотели вести партизанские боевые действия. Они хотели выбраться с Лубанга. И незнакомый термин «югеки-сен» - «партизанские лодки» стал соломинкой, за которую они ухватились».
Онода так же вспомнил слова майора Такахаси в офицерской комнате:
«Лучшее подразделение во всей Японской армии!».

(продолжение следует)
копирайт на текст © Цвершиц Андрей / lautlesen.livejournal.com
Tags: Оставшиеся 残留, Японские диверсионные спецподразделения , Японское стрелковое оружие
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments